Стихи на заказ: Влад Гагин, Лев Оборин, Дани Соболев, Софья Суркова. Ещё четыре стихотворения, написанные за донаты организациям, помогающим бежен_кам

На «Флагах» запущен (и перенесён на отдельный сайт) проект по сбору донатов для благотворительных организаций, помогающих бежен_кам из Украины. Подробности вы можете прочитать на сайте «Стихов на заказ», а сегодня мы публикуем новые четыре стихотворения, написанные в рамках проекта.  

Первая часть

Вторая часть

Третья часть

Четвёртая часть


Влад Гагин

 

Запрос: «напиши стихотворение про меня (м. з.)»

 

***

 

Дружба – это знающий дистанцию

счастливый пес.

 

Помню, как ты подошла после презентации

и сказала: «Давай дружить?».

 

И мы стали дружить, но сначала

я не видел этой твоей структуры.

 

Кольцевидный, спасительный механизм

радостной вести.

 

Но я чувствовал, словно счастливый пес,

что в тебе есть инстинкт убийцы –

 

выдыхать Нарцисса, как дым самокрутки

в восемь утра на Обводном,

 

выдыхать невротика и ходить

по коридорам дыма,

 

будто по коридорам странного,

сделанного из букв, дома.

 

Мы гуляли до маяка,

видели камни,

 

на них было невозможно смотреть –

слишком красиво.

 

Мы работали уборщицами

в виртуальной зумерской церкви:

 

я удерживал смерть бога, а ты

танцевала с живым богом.

 

В это время мир готовился к торжеству,

убивал всё новых животных.

 

А теперь – что уж и говорить:

 

каждый

 

сам

 

видел.

 

Но был вызубрен главный урок,

дар в карман спрятан –

 

можно смеяться, глядя в глаза

самому страшному гостю.


Лев Оборин

 

Запрос: «Перевод с языка мёртвых. Уже не живых, ещё не живых»

 

***

 

И электроголосовой

феномен тебе скажет

твоего тут нет ничего

 

точки связи с лимбом

в отдельных буквах

потаенные гейты метро

 

шелест много-

значительного наива

словно в гимнах маленьких городов

 

твоего здесь нет ничего

подтвердит шелуха крапива

столоверчения канитель

 

только вообразишь

и масштаб и пошлость разборок

так и возблагодаришь

 

энтропию сигнала: шелест,

белый шум, бедный фузз, беглый

принцип акустики: не навреди,

 

не наступи; пусть ползут

змеи магнитных лент, склейки

ордена уробороса производит завод;

 

твоё место – ракорд,

и спасибо, что бардовских песен

не завезли в бардо


Дани Соболев

 

Запрос: «расскажи о москве так, как будто ты видишь ее во сне. если выйдет, упомяни факультет на Басманной (я считаю это место бесконечно сюрреалистичным)! в конце концов, мы живем в театре абсурда, и спектакль продолжается, хотя всех тошнит»

 

Автокомментарий: Москва – мой дом, я живу тут всю свою жизнь и надеюсь прожить в ней столько, сколько получится. я очень люблю Москву и очень люблю говорить и писать о ней. но осмысление пространства напрямую связано с осмыслением истории: невозможно по-настоящему рассказать о городе, описывая его только в сегодняшнем срезе. в данном случае исторический пласт вытеснил описание самого города, сделав его метафорическим (я честно довольно долго пытался написать менее отвлечённое стихотворение, но, видимо, закончу его значительно позже). кажется, к спектаклю, о котором говорится в заявке, оказалось проще подойти именно так: не как к увиденному на прогулке во сне, а как к тому, что является в средневековых видениях. увы, с Басманной при этом подходе не сложилось – так что как-нибудь в другой раз.

 

ПОЛОЖЕНИЕ О ГЕРБЕ ГОРОДА МОСКВЫ,

увиденное во сне

                                                и женщины ждут продолженья беседы

                                                а я жду пока я проснусь

                                                – борис гребенщиков

 

лес – это женщины

впрочем, не будем об этом

лес отнимает

двойку и точку у «i»,

«и» залесья уже восьмерично.

зубры обгрызли его

волки обтёрли хвостами

это нам скажут биологи

сну невозможно сказать

 

на восьмеричной земле

сирин живёт над рекою

дева тяжёлых когтей

крыльев разодранных вплоть

до плеч обнажённо пернатых

белая кожа её

красный кленовый листок

 

клеймо ей впечатал в рёбра

князь в голубом плаще

кровоточащий штамп:

он на коне с копьём

сирин под ними бьётся

с пеной на чёрных губах

 

из рассыпанных листков

встало сорок сороков

златоглавые сыны

от железа и жены

 

из её ихора хор

из семи моих сестёр

моют слёзами огней

рану матери своей

 

между ними гордый брат

кровью вышитый наряд

кормит княжьего коня

чистит блеск его копья 

 

это залесское чучхé:

серп, молот, копьё между ними

наш первый секретарь

кн. лонги́н св.-георгиевич

великий мученик

канонизирован

в одна тысяча девятьсот пятьдесят третьем

от рождества его

слушали

постановили

поставить

храмы

во имя его

да по сходной цене поставить

между первенцем и последышем

колосками и чечевицею

между льдами и вечной засухой

и кочевьем и вечным городом

 

князь мардук, комиссар голубого снега

не знает, что март наступает на его золочёные шпоры

не знает, что дети вернутся (простыв и по локти в золе)

не знает, что райская птица

змéя отбросила хвост

 

она ест голубей на меду

запивая водой из реки

крылья перьями снова цветут

когти чёрные точат землю

 

приходи князь

поцелуй её леонид ильич

голубой плащ

красное знамя

 

ждёт

 

так

в самый верхний листок

пленяясь рассветом звёзд

втекает берёзовый сок


Софья Суркова

 

Запрос: «перевод стихотворения написанного на несуществующем языке»

 

СТИХОТВОРЕНИЕ НА НЕСУЩЕСТВУЮЩЕМ ЯЗЫКЕ

 

барлишель выстяг яжение

бремясло и квот армалит

ворглицы улицают ужое время

карягые вылицы порохот

 

уплодок пресыхает в оттаянии

полисок еневеет еневеет

мезд отверевочный буквоерь

лопики вахны нашлись

 

отчи зазубые в лесеннем ябе

тружат жабушки окололица

яблоколица древясистые

руковитые – упрачиваю - зачемные?

 

охлая саленька ышла на высвет

глицкая ездра чахнея уруживает

шаба…

            ликость…

                              усинея!
 
ПЕРЕВОД СТИХОТВОРЕНИЯ НАПИСАННОГО НА НЕСУЩЕСТВУЮЩЕМ ЯЗЫКЕ

 

душа внутри тела тело в плену

07.08.2022